rex711 (rex711) wrote,
rex711
rex711

Categories:

Рабство и торговля людьми на Кавказе: обычное традиционное занятие кавказцев

Представляю выдержку из работы Иоганна Бларамберга

"Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа". Точнее главу, которая иллюстрирует тот факт, что дикие кавказские нравы похищение невесты, трудовые рабы и т.п. берут свои истоки в недавнем прошлом.

О продаже пленников на Кавказе

Мы уже говорили, когда речь шла о поселении Эндери (Андреевка), что это место знаменито благодаря торговле пленниками, и, хотя эта торговля прекратилась там уже лет 20 назад, также как и вывоз рабов в Турцию, благодаря суровым мерам нашего правительства, будет небезынтересно рассмотреть некоторые подробности, касающиеся этой торговли, и дать некоторое представление о том, как это происходило.

Торговля пленными осуществлялась на Кавказе [376] по праву войны: продавали тех, кого захватывали в сражениях, а поскольку горцы до сих пор живут в постоянной дружбе с одними и в состоянии непрекращающейся войны с другими соседями, всегда было чем поддержать эту торговлю, которая, судя по всему, существовала там с очень давнего времени. В годы правления императора Юстиниана I абхазы специально воровали у соседей мальчиков для продажи в Константинополь, где они шли по очень высокой цене, в связи с чем торговцы живым товаром буквально наводнили Константинополь этими жертвами восточного сладострастия, что привело затем к запрещению этой торговли Юстинианом. В более позднее время уже не встречается сведений о том, что какие-либо горцы Кавказа сами привезли в Константинополь рабов на продажу.

Обычай превращать в рабов военнопленных и продавать их как собственность не только очень древний, но и в общем-то весьма распространенный во многих странах. Только с появлением христианства в Европе исчезла эта позорная торговля, за исключением России, где эта практика перешла на потомков военнопленных, известных под названием холопов и крепостных, которых до царствования Алексея Михайловича никогда не смешивали с крестьянами или даже с кабальными холопами; эти две категории населения рассматривались в России как свободные. Царь Иван Васильевич Грозный после покорения Казани запретил крестьянам менять местожительство и переходить с одного места на другое, в результате чего рабство крестьян постепенно стало устанавливаться в России. Но все-таки в Российской империи нет первобытного закона, позволяющего господину продавать своих крестьян отдельно от земли, к которой они прикреплены. Болтин ясно доказал, что личное рабство и продажа крестьян установились в России по привычке соблюдения обычая, что позже было закреплено законодательно (Болтин. Заметки по истории России Леклерка. Т. 1. С. 328-337, 474-475; Т. 2. С. 206-213.). [377]

Небольшое отступление, которое мы сделали о былом положении русских крестьян, объясняет в какой-то степени то, что мы наблюдали по этому поводу на Кавказе, поскольку, сравнивая положение русских крестьян с кавказскими, мы видим, что демаркационная линия между крестьянами и ясырями (рабами) на Кавказе гораздо менее стерта, чем в России. Хотя у горцев господа тоже могут злоупотреблять правом, которое у них есть на крестьян, они тем не менее могут их продавать лишь в том случае, когда хотят их наказать за какое-нибудь преступление, например за воровство, убийство, и это делается с согласия их соседей и хана, которому они подчиняются; поэтому уздени этого региона очень редко продают своих крестьян, тем более что по обычаю это действие считается предосудительным.

Довольно редкими были сначала случаи, когда родители продавали своих детей из-за бедности или, реже, из жестокости. Однако, как свидетельствуют исторические факты, некоторые жертвы родительской жестокости смогли затем достичь высокого положения в странах, куда их продали,— в Египте или Турции. Такие примеры довольно-таки многочисленны. Султан Баркок был черкесского происхождения, он основал в 1382 году вторую династию мамлюков, названную династией боргитов, или черкесов, которая правила до XVI века.

Часть египетских правителей и многие из турецких пашей были того же происхождения. Если учесть, каким состоянием была для горцев сумма в 100— 200 дукатов, которую они получали за особенно красивых мальчиков и девочек, то не удивительно и объяснимо, что такому искушению невозможно было сопротивляться. Кроме того, отцы часто продавали своих детей, чтобы прокормить младших и чтобы их не похитили соседи, что всегда могло произойти и чего следовало опасаться, если дети были красивы и хорошо сложены. Тем не менее нужно признать для утешения человечества, что эти два источника торговли — продажа крестьян их господами и продажа детей родителями — не были основой торговли [378] рабами. Эта торговля осуществлялась другими средствами, на которых мы сейчас и остановимся.

Во время распрей между двумя племенами обычай позволял взаимные набеги на территорию противника, которые производились или небольшими отрядами, или в одиночку с целью похищения людей и животных в отместку за перенесенные обиды; горцы называют это «баранта». Эта гражданская война поставляла множество пленников; наиболее богатых и известных выкупали их родственники, остальных же продавали или оставляли в качестве домашних рабов, в последнем случае их использовали в домашнем хозяйстве или они работали пастухами. Эти набеги совершаются до сих пор, а поскольку горцы не могут больше продавать своих пленных туркам, они продают их друг другу, если не хотят оставлять их в качестве собственных рабов. С нашими пленными солдатами обращались именно так: их или заставляли работать пастухами, или использовали для обработки полей, сбора хвороста и прочих работ.

Горцы совершали набеги на территорию своих соседей-христиан, особенно в Грузию. Основной их задачей был захват пленных; их набеги на правый берег Кубани и левый берег Терека преследовали ту же цель, и мы уже говорили о том, как они захватывали отдельных людей и переправляли их в горы (см. раздел о чеченцах).

В Мингрелии и в Гурии горские князья и уздени добывали себе пленников способом баранта и, чтобы утолить свою страсть к золоту, продавали даже своих собственных рабов. Царь Соломон I законодательно запретил продажу пленников в Имеретии, и со времени установления протектората России над Грузией лезгинам не удавалось больше захватывать много пленных в этой стране.

Тайное похищение людей в мирное время у соседей или даже знакомых считалось похвальным для отважного горца, лишь бы об этом воровстве ни в коем случае не стало известно. В противном случае предпринимались ответные меры и объявлялась кровная месть, которая кончалась гибелью одного из двух [379] противников. Довольно часто бывали случаи, когда друг похищал у друга его сына или дочь, чтобы продать в Анапе или Сухум-Кале, и об этой краже становилось известно лишь много лет спустя, когда судьба возвращала похищенного на родину.

Благодаря этим трем источникам, о которых мы только что рассказали, получалось большое количество пленников, которые, переходя из рук в руки, оказывались в Анапе, Кодосе, Исгаури, Сухум-Кале, Поти и Батуме для продажи турецким торговцам, которые отвозили их в Константинополь, а оттуда в Египет и порты Леванта.

Для Египта выбирали наиболее хорошо сложенных мужчин, чтобы пополнить число мамлюков. Наиболее красивых девушек продавали по высокой цене богачам для удовольствий гарема, а некрасивых или плохо сложенных пленников обоего пола продавали по довольно умеренным ценам как простых рабов для домашних и тяжелых физических работ.

Вольней рассказывает, что цена на мужчин менялась в Египте в зависимости от их национальности и уменьшалась в таком порядке: черкесы, абхазы, мингрелы, грузины, русские, поляки, венгры, немцы и т. д. Сами горцы придерживались примерно того же порядка, и, исходя из физической силы, красоты и хорошего телосложения человека, цена пленника уменьшалась в таком порядке: черкесы, мингрелы, грузины, абхазы.

Среди женщин всегда отдавалось предпочтение красивым черкешенкам. Мамлюки не женились на коптских девушках, они покупали для себя своих соотечественниц, но, по замечанию Вольнея, из-за египетского климата мамлюки вырождались во втором поколении, поэтому беи вынуждены были долгое время доукомплектовывать эту военную милицию молодыми людьми с Кавказа, чтобы располагать храброй кавалерией, благодаря которой они могли поддерживать свою власть. Вторжение французов в Египет и позже измена Мехмет-Али привели к исчезновению этой покупной милиции.

Поскольку большая часть пленников была [380] слишком далека от берегов Черного моря и отправка их в один из портов этого бассейна была связана с большими трудностями, на самом Кавказе устроили два больших рынка по продаже рабов, а именно: в Эндери (о котором мы уже говорили выше) и в Джари, основном поселении Джаро-Белоканской области, населенной лезгинами. Именно на эти два рынка приводили пленников, которых потом покупали турецкие торговцы и иногда армяне. Из Эндери пленных перевозили скованными двое надвое по рукам через земли чеченцев, ингушей, черкесов, вдоль русских постов до Анапы. Этот путь проделывался под охраной конвоя с достаточным числом воинов и проходил по тайным тропам. Тщательно оберегаемые женщины ехали на лошадях, а мужчины шли пешком; в дороге их хорошо кормили, чтобы поддерживать силы в пути. Некогда пленников перевозили таким образом из Эндери в Крым через Кумские и Кубанские степи и Тамань, оттуда их отвозили в Константинополь, но дорога эта оказалась для них закрыта, когда Крымский полуостров стал частью русской территории.

Лезгины переправляли пленников из Джари через Грузию потайными горными тропами и через леса до Ахалциха, а оттуда в Батум и Поти. Чтобы увеличить число своих пленников, они разделялись, проходя по Грузии, на несколько групп, одна из которых экскортировала пленных, а остальные рассеивались по Грузии, чтобы захватить новых пленников. Как правило, они старались вернуться к своим очагам до наступления зимы, в противном случае, если холодное время года заставало их в Ахалцихе, они поступали на службу к паше этого пашалык:!, но с условием, что им позволят совершать набеги в Грузию, Имеретию, Мингрелию, чтобы похищать людей; в разрешении этого им никогда не отказывали. Таким образом, дружественные связи лезгин из Джаро-Белоканской области и Ахалцихского пашалыка поддерживались на погибель Грузии, вплоть до ее принятия в состав России. Эти связи были полностью прерваны лишь тогда, когда Россия завладела [381] этим пиратским логовом (Ахалцих был взят приступом 15 августа 1828 года, область Джари была присоединена к Российской империи 1 марта 1830 года). В три тысячи человек оценивается число рабов, ежегодно продаваемых туркам в портах восточного побережья Понта Эвксинского до принятия Грузии в состав России. Позже это количество значительно уменьшилось в результате того, что горцы стали встречать препятствия, проходя через военные Линии по Кавказу и вдоль этой цепи. Эта позорная торговля окончательно прекратилась после заключения Адрианопольского мирного договора, по которому Россия получила во владение Ахалцих и все восточное побережье Понта Эвксинского. Турецкие суда, приближающиеся время от времени к этим берегам для торговли, в большинстве случаев обнаруживаются и отгоняются или уничтожаются нашими кораблями еще до того, как они смогли бы получить груз.

Дав некоторые сведения о продаже рабов на Кавказе, мы скажем несколько слов о том, как велась эта торговля в Эндери до 1818 года — времени, когда генерал Ермолов захватил это поселение, построил рядом крепость Внезапную и положил конец этой торговле.

Русское правительство, которое до этого времени не могло полностью помешать продаже рабов в Эндери, приняло тем не менее несколько законов, которыми пыталось облегчить участь рабов-христиан.

Жители Эндери, купив пленников, приведенных чеченцами, лезгинами и другими горцами, продавали их на том же самом месте жителям Кизляра или отводили их в этот город, чтобы там продать на определенных условиях, которые распространялись на всех пленников, были они христианами или нет (русские подданные представляли собой исключение).

Житель Кизляра, покупая одного из пленных, записывал свое имя и имя пленника в полиции города и указывал сумму выкупа. С этого момента из общей суммы ежегодно вычитали по 24 рубля серебром как плату за работу пленного, кроме того, [382] хозяин был обязан кормить и одевать его; пленник оставался на службе у хозяина до тех пор, пока не будет выплачена вся сумма выкупа. После этого пленник становился свободным и мог выбрать образ жизни, который ему нравится, он пользовался всеми правами иногороднего поселенца. Таким образом, если его цена доходила до 240 рублей серебром, он должен был отработать 10 лет, чтобы стать свободным.

Больше всего среди этих пленников было грузин, мингрелов, армян, но были там и горцы, захваченные во время баранты, или дети, проданные родителями из-за нищеты. Поскольку обычная цена пленника была около 150—200 рублей серебром, пленник получал свободу по истечении 6—8 лет. Эта торговля очень обогащала жителей Эндери, а жители Кизляра также имели большую выгоду от этой торговли, так как пользовались сложившимся положением дел, чтобы за очень умеренную плату получить рабочих для своих виноградников.
Subscribe
promo rex711 august 1, 18:00 18
Buy for 30 tokens
Большинство из нас большую часть своей активной жизни посвящает работе. И если ваш начальник сошел или сходит с ума, то жизнь превращается в ад. Как понять, что ваш начальник сходит с ума. Этот пост написан исходя из многолетнего опыта с психоаналитиками, психиатрами, специалистами по HR, а…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments